Датчик температуры тайга

Снегоход «ВАРЯГ». Часть первая

Михаил Тарковский

Датчик температуры тайга тайга

Журнал «Охота»

Меня всегда огорчали и даже раздражали рекламные фразы знаменитых производителей о вроде бы исключительной развлекательности снегоходов, когда трудягу-помощника низводят до средства отдыха. «На наших снегоходах вы получите максимальное удовольствие», или на крайний случай: «надежный помощник на рыбалке и охоте», хотя при этом и рыбалка, и охота все равно подается как забава. Будто производитель стесняется заявить, что на его снегоходе будут трудиться простые деревенские мужики.

Датчик температуры тайга конце зимы

Естественно, жителям Сибирских и Дальневосточных далеких углов такой подход не очень близок. Здесь все хотят слышать, что снегоход — это средство производства, помощник именно в тяжелой работе таежника. Что как раз трудовая, жизненно-повседневная сторона дела — главное, что заботит конструкторов, именно это и вызывает доверие к производителю.

Понятно, что исторически снегоход развивался за границей как средство все-таки для отдыха. Но мы, слава Богу, живем в России, и здесь снегоход с самого начала стал трудягой, достаточно взглянуть на историю «Бурана». Кстати, до сих пор мечта таежников — обновленный комфортабельный «буран» на склизах, с пониженной передачей. Такой снегоход производился канадцами и не так давно снят с производства, тоже, видимо, оказавшись недостаточно развлекательным.

Все это говорится к тому, что «Русская механика» —единственный производитель, заявляющий многие свои машины как технику для работы. Отрадно, что предприятие мощным образом расширило линейку моделей, доведя ее до десятка. «Ямаха» почему-то в 2012 году сократила свой модельный ряд до 9 машин.

Снегоход «Тайга-Варяг-550» был вручен мне «Русской Механикой» в конце зимы 2012 года во время пробега «Красноярск–Бахта». Первые сотни километров «Варяг» намотал на зимнике и по Енисею по дороге из Бора, к ним добавились наши с рыбинцами разъезды по окрестностям села, где заводчане познакомились с условиями, в которых работают здесь снегоходы.

Сразу же после отъезда гостей «Варяг» пошел в работу: снегоходы в нашей местности используются не просто для работы, а являются частью образа жизни. Обсуждение их может длиться в охотничьих компаниях часами.

До появления на моем снегоходном подворье нового «Варяга», из отечественных машин у меня был, конечно, и «Буран», и «Тайга СТ-500», на которой я отработал несколько лет в тайге на промысле и в деревне на хозяйстве. Об этой машине я уже писал, в частности, о ее недостатках, и, отмечая известную «сырость», обращал внимание и на ее революционность — после «Бурана» это было прорывом, который народ оценил. Работал я на той «Тайге» не жалеючи её, и, кроме благодарности, работа эта ничего в памяти не оставила.

Наша местность, а именно таежный Енисей в Туруханском районе, является зоной так называемого «максимального глубокоснежья», поэтому главным требованием к снегоходу является проходимость. Недавно мы были свидетелями истории: в поселок Бор, расположенный напротив устья Подкаменной Тунгуски, приехала в конце зимы некая группа людей. С собою они привезли полтора десятка ездовых собак и, поставив задачу добраться собачьими упряжками до Дудинки, отправились в путешествие. К собакам прилагались две так называемые «мотособаки», которые, видимо, должны были «топтать» дорогу собакам настоящим. Экспедиция прошла десятка три километров и вернулась назад, загубив одну собаку. Мы не будем ни обсуждать, ни гадать, как люди готовились к походу, и почему не позвонили в Бор, чтоб посоветоваться с местными мужиками. Но то, что именно глубокий снег остановил поход — думаю, бесспорно.

Вернемся к «Варягу», который, повторюсь, сразу же пошел в работу. Неподалеку от нашего села есть гарь, где в большом количестве стоят сухие кедрины. Их ближе к весне жители поселка заготавливают на дрова. Я приспособился использовать сухостой и на стройматериал: доски, бруски из сухой древесины почти не требуют сушки и сразу идут в дело. Удобно и то, что лес подвозишь прямо к дому — зимой самые короткие дороги.

Взять лес с гари — большой труд. Хорошо, если наст: тогда и снегоход, и главное — воз, идут поверху, да и погрузка легкая —сваленная лесина не впечатывается в снег, а лежит на поверхности. Однако наст бывает не каждый год — для него нужны дни с плюсовыми температурами и морозные ночи, желательно градусов до двадцати. Обычная же весенняя корочка, бывает, и держит снегоход, но с тяжелым возом он тут же зарывается в перемороженный снег, оставаясь лыжами на корке, а задком гусеницы докапываясь до подстилки. Несколько таких зарываний-выбираний — и язык на плече: снегоходу помогаешь, выгоняя из ямы, давя-толкая в руль, без конца окапываешь со всех сторон, ползая по пояс в снегу. Поэтому сначала накатывают дорогу по будущей лесосеке, проминая снег порой до земли, а потом морозным утром по окаменевшей трассе вывозят сам лес (обычно на железном корыте, сделанном из развернутой 200 л бочки. На корыто кладут два поперечных бруса — чтобы бревна не касались дороги. В торцы им крепят арматурины-крюки, которые держат бревна. За крюки их увязывают веревкой).

Воз стараешься нагрузить побольше, чтоб меньше делать ходок. Дорога на гарь обычно разбита гружеными корытами — вся в волнообразных нырках, как на танковом полигоне. По ним едешь медленно, ухая в бесконечные ямы. Водилина с лязгом лупит в фаркоп, кажется, его вот-вот вырвет или вывернет. Если утром морозец, то днем будет плюс, и снегоходу приходится работать в тепле. Вес воза, особенно груженого каменно-твердым листвягом — далеко за полтонны. В таких условиях проработал «Варяг» уже две весны. Естественно, в его обязанности входил и привоз воды, и езда «по сети» на рыбалку. В мороз до 35 градусов «Варяг» заводился без дополнительных усилий. В более низкие температуры я использовал фен, которым женщины сушат волосы после бани. Подключал его к генератору. Многие наши охотники греют снегоходы, направив на двигатель выхлоп от того же генератора. Снегоход при этом снаружи хорошо укутывается брезентом.

Зимняя снегоходная жизнь помимо хозяйственных работ складывается из более серьезных испытаний: из заездов на большие расстояния по реке и езды по тайге, по путикам с ловушками на соболя. Чтобы не бить снегоход о деревья и вообще ехать, а не лавировать между стволами кедров и лиственниц, ты специально готовишь дороги. Любители снегоходов «Буран» главным аргументом в пользу однолыжности выдвигают именно удобство езды по тайге, дескать, две лыжи «собирают всю чапыгу и весь лес», а однолыжный «отбивает» от деревьев и поэтому он лучше. Спорить с этим вряд ли стоит — оно и правда удобней, особенно когда едешь без дороги на лай собаки или тропишь зверя. Но чтобы нормально ездить по лесу и проверять капканы так или иначе приходится пропиливать и готовить дороги, и тогда уже особо и не важно, сколько у снегохода лыж.

Дорога поначалу, пока не вывалил снег, вся из кочек и валежин разного размера, поэтому по осени ты попросту убиваешь снегоходу ходовку. Зато потом после первого обильного снегопада с ревом еле продираешься «в целик», утопая в снегу и с огромным снежным комом на капоте. У «Варяга» форма такова, что с него лучше сваливается снег, чем, например, с классической «Тайги» или «Скандика» в старом кузове. Снега на возвышенностях и сопках в два раза больше, чем на равнине. «Дорога» тоже штука условная, поэтому на косом подъеме снегоход может и зарыться, а на склоне его норовит скинуть и завалить. По осени я ездил без накладок на лыжи, и их ширины вполне хватало — у «Тайги-классики» они были узковаты, и она норовила зарезаться. К тому же, те лыжи были металлические и подлипали к воде в мороз.

По тайге я ездил на «Варяге» на пониженной передаче — по-другому не получалось. Расход топлива в этих условиях очень высокий — палишь, бывает, и литр на километр, будь то «Тайга-СТ 500», «Викинг» или двухтактный «Скандик». Когда зарываешься, раскатываешь взад-вперед дорогу и выбираешься. Главное —отвоевать свободный ход: двухлыжные снегоходы не перевернешь — центр тяжести очень низко. Перевернуть можно только вагой, засунув ее в ходовку.

Ездил и в мороз до 42 градусов, и в плюсовую температуру. Охлаждение работает отлично: улитка дует на оба цилиндра. И, конечно, огромное удобство — датчик температуры выхлопных газов.

Вы скажете, что любой снегоход сходного веса, мощности и с той же шириной гусеницы справился бы с такой задачей. С одной стороны, оно и так — все снегоходы, пока новые, нормально «гребут», и самым главным аргументом в оценке техники является ее надежность. Смело скажу, что «Варяг» — это доведенная до ума «Тайга СТ-500»: все ее больные места, которые проявлялись еще на первой тысяче километров, здесь вылечены. Болты в ходовке сидят крепко, не вывинчиваются, подшипники целы, свет и подогрев ручек работают исправно. У старой «Тайги» на третьей тысяче пришлось менять подушки под двигателем. На «Варяге» это обстоятельство учтено, и двигатель надежно закреплен. Я наездил на этом снегоходе около двух тысяч, практически не заглядывая с ключом ни под капот, ни в ходовую. Знакомый охотник из старообрядческого села Чулкова накатал уже 5 тысяч километров, и тоже никаких неполадок не было. Считаю, что это очень хороший результат.

Рекомендуем также прочитать
Измерение температуры с помощью термопары Опубликовано 18.02.2010 Ведущий Антон Панкратов
Регулятор оборотов вентилятора с датчиком температуры.
Описание и характеристики Назначение
Терморегулятор TR90 Терморегулятор TR90 Терморегуляторы серии TR 90  — механические термостаты предназначены для управления инфракрасными нагревателями.
Проекционные часы RST 32764 (цвет ivory) с выносным датчиком температуры Размеры: 15.5 x 10 х 5,3 см Питание: от сети / батарейки AA - 2шт, AAA - 2шт.